Тамаки_Суо
Любовь-это готовность стареть с другим человеком.
02.12.2010 в 19:04
Пишет Aleali:

И снова я
Первая моя работа именно по определенному клипу. Очень надеюсь на комментарии - стоит ли продолжать. И вообще, мне будет приятно почитать комментарии, а критику - тем более) не бечено, поэтому тапки в студию ^ ^

Название: "Мания безумия"
Автор: Aleali
Фэндом: Vocaloid
Тип: слэш|яой, присутствует гет.
Пейринг: Гакупо/Кайто, косвенно Гакупо/Мику, упоминание других.
Рейтинг: R
Жанр: romance (?), angst, дарк.
Размещение: Вам это нужно? Напишите мне.
Размер: мини.
Примечание: По мотивам песни и клипа Гакупо - Duke of Madness Venomania.
От автора: да-да, я в этом клипе увидела яой. ))
Предупреждаю сразу: перевод я читала, да. И знаю, что на самом деле произошло и почему. Но это - мой вариант развития событий, и ниипет. Ну люблю я ГакуКайто, ну что ж поделать. ))

Когда-то было время, когда ему приходилось терпеть извечные насмешки. Это было одним из главных правил выживания в мире, где низшие полностью зависят от высших. А высшие, в свою очередь, зависели от своего богатства. Здесь, в месте, где царили междоусобки и скупые до медяка люди, подняться с самого дна было представлялось практически невозможным.
Но он сумел. Из драчливого и изрядно помятого мальчишки он превратился в чуть ли не божества для тех, кто раньше осмеливался издеваться над ним. Теперь они посчитали бы за честь вылизывать пол перед его ногами, если бы не были уже мертвы.
Теперь он - Камуи Гакупо - аристократ, известный в высших кругах граф, один из немногих удостоенный чести не раз побывать на балах самой императрицы - и она, пожалуй, в свою очередь, была одна из немногих, кто еще не побывал в постели Камуи. Чувствовалось, что она была бы не против - но графу не нужна была интрижка с императрицей, которая означала бы лишь проблемы и, возможно даже, лишение свободы. Хотя, что уж тут говорить, женщина была не дурна собой.
Камуи слыл в своих кругах не только одним из самых уважаемых господ в королевстве, таким, что его имя - особенно молодые девушки - произносили с трепетом на устах, но и ветренным серцеедом. На очередном балу он неспеша обводил зал сиреневыми глазами, выбирая очередную жертву, и, улыбнувшись уголками губ, когда та была намечена, направлялся к ней неторопливой походкой. Он умел красиво ухаживать, с присущим ему достоинством окружая девушку вниманием - даже когда та от волнения спотыкалась на ровном месте, тот аккуратно поддерживал ее за талию, не позволяя себе лишних жестов или движений. Он умел зачаровывать так, что уже через пару часов самая замкнутая и недоступная девушка ложилась под него, вцепляясь ноготками в плечи, и далеко не скромно постанывая, выгибаясь в его обьятиях. Одна волшебная ночь - и уже на утро граф с холодом выпроваживал очередную пассию, которая теперь была ему не нужна. Молодые дамы заливались слезами, истериками, мольбами - но ничто не растопило сердце Камуи. Всего одна ночь - и он бросал девушек, как ненужную игрушку.
Об этом его качестве знали все - но все равно ни одна из дам не могла сопротивляться его очарованию. В конце концов все они сами кидались в его сети.
Он не упускал ни одной прелестной особы. Девушки сходили по нему с ума, и толпами проникали на балы, где присутствовал Гакупо, втайне надеясь завоевать внимание и любовь сердцееда. Тактики они выбирали разные - большинство являлись с тоннами косметики на лице, отчего становились похожими на бескровных вампиров, другие, которые поумнее, не уделяли слишком много внимания своей внешности, надеясь очаровать графа своим внутренним миром. Но, пожалуй, они разочаровывались лишь еще больше - Камуи широкий внутренний мир интересовал гораздо меньше, чем пухлые надутые губки и красивая элегантная грудь, умещенная в декольте очередной незнакомки.
Лишь некоторых - более ему приглянувшихся - он забирал с собой, в свое поместье. Там у него был свой маленький личный гарем, где жили лучшие из лучших. Забирал с собой, даже не спрашивая - да молодые дамы и не были против, с готовностью убегая из родительского дома ради того, чтобы еще раз оказаться в постели графа, будучи лишь подстилкой.
Впрочем, в поместье им нашлось еще занятие - некоторые помогали поварам на кухне, другие убирались, приглядывали за личной библиотекой Гакупо, в которую, впрочем, тот не слишком часто заглядывал, ухаживали за садом. Молодой человек довольно усмехался, когда замечал одну из них за грязной работой. Здесь было его личное царство, где он, без сомнения, был Богом.
Бывало, когда город осторчертевал ему, молодой граф приказывал снарядить лошадь, и отправлялся через лес в небольшую деревушку, одевшись по-простецки, чтобы отдохнуть. Но даже это впечатление было обманчиво - будучи на отдыхе, Камуи всё равно критически осматривал каждую попавшуюся ему на глаза симпатичную особу, и, чаще всего поморщившись, продолжал путь, оставляя незадачливую девушку удивленно и разочарованно хлопать глазами, еще не представляя, как ей повезло.
Вот и в этот день, ближе к вечеру, когда солнце стало неторопливо клониться к горизонту, молодой граф решил отправиться в одну из близлежащих деревень, за тем же, чем и раньше - развеяться и отдохнуть. А если повезет, то и остаться на ночь в гостинице с очередной прелестной особой. Уже около недели он не предавался плотским утехам, а служанки из его личного гарема ему наскучили. Поэтому, недолго думая, Гакупо сел на лошадь и, сразу же переведя ту на галоп, помчался через поле к видневшейся вдалеке деревушке.
До этого он бывал там всего раз - и с удивлением признал, что в тамошнем трактире подают совсем недурное вино. Было принято решение при прибытии первым делом заскочить туда.
Скрипнула дверь. Трактир встретил его приятным ароматом свежей выпечки и звуком разливаемого по бокалам напитка. Народу было не очень много - что слегка приподняло настроение графу. Пройдя через помещение, он выбрал неприметный столик в углу, как и в прошлый раз - самое удобное место для обзора. Тотчас к нему подскочил слуга - незаурядный паренек, сразу заприметивший в нем знатного господа.
- Добро пожаловать, господин! Я к вашим услугам.
Юркий взгляд Камуи, уже успевший пробежать глазами зал, сразу заприметил потенциальную жертву. От столика к столику ловко перебегала молоденькая девушка, приветливо улыбаясь гостям и, записывая блюда, уносилась к стойке, продиктовывая заказ молодому парню за ней, после чего снова металась к другому столику. Длинные волосы нежного салатового оттенка, подхваченные в два низких хвоста, игриво подпрыгивали от каждого ее движения, а большие сине-зеленые глаза, так и лучившиеся добротой и весельем, были просто очаровательны. Еще так молода. Непорочный ангелочек, невинное дитя, до сих пор не познавшее жестокостей сего мира. Пожалуй, пришло время преподать ей первый урок.
- Можно ко мне ту официантку? - граф взглядом указал на девушку, как раз освободившуюся после очередного заказа. Парень заметно нахмурился, но послушно поклонился и направился к ней. Окликнул, что-то сказал. Девушка, хлопнув глазами, устремила свой взгляд на молодого графа - и, приветливо улыбнувшись, направилась к нему, прихватив лист и перо для записи.
- Приветствую, господин! Чего желаете? - раздался звонкий ангельский голосок. Окинув ее еще одним оценивающим взглядом, Камуи довольно улыбнулся привычной многим полуулыбкой-полуухмылкой, которая обозначала начало охоты.
- Приветствую, милое создание. Бывал здесь один раз, не так давно, но тогда не заметил вас. Какое упущение!
- Ну, на самом деле, мы с братом всего три дня как здесь работаем. Приехали к тетушке, и помогаем ей с работой, - смущенно призналась девушка, потупив взор под внимательным взглядом сиреневых глаз Гакупо.
- Вот как? - тот нарочито заинтересованно поднял бровь, и улыбнулся. - Мне здесь очень понравилось в прошлый раз. Пожалуй, стоит бывать тут чаще. - опустив голову на секунду, пробежал взглядом по меню, для виду, так как он уже давно знал, что будет заказывать. - Два бокала брюсского вина, пожалуйста. Пожалуй, для начала хватит, - молодой граф с улыбкой перевел взор на девушку.
- Кого-то ждете? - полюбопытствовала та, улыбнувшись в ответ, сразу же записав заказ. И тут же снова смутилась под его взглядом, - Прошу простить мне мое любопытство!
- О нет, не извиняйтесь, - Камуи покачал головой, - Ибо я искренне надеюсь, что вы выкроете время из своего плотного графика, чтобы составить мне компанию и выпить со мной вина.
- Н-но... - она явно не ожидала такого ответа. На ее щеках вспыхнул легкий очаровательный румянец, - Я п-постараюсь... - вконец смутившись, пробормотала она.
Рыбка попала в сети на удивление быстро.
Кто-то окликнул ее из кухни, и девушка явно встрепенулась:
- Прошу меня простить, мне нужно передать заказ! Я не заставлю вас долго ждать, и с удовольствием приму ваше приглашение, - и, взмахнув ресницами, низко поклонилась.
- Могу я спросить ваше имя, прелестная незнакомка? - окликнул ее граф перед уходом.
Та обернулась, мило улыбнувшись:
- Мику, господин! - и, снова поклонившись, убежала. Молодой человек довольно растянулся на диванчике, сделав глоток из своего бокала. Пожалуй, стоит позаботится о бронировании комнаты на эту ночь - а может, он и сразу заберет девушку с собой. Уж слишком она хороша и невинна. Пока что.
Гакупо терпеливо ждал, изредка делая маленькие глотки из бокала, дабы не выпить все вино к возвращению ангелочка. Он позволил себе на время задуматься, предвкушая сегодняшний вечер - и похожий звонкий голос, только заметно ниже тональностью, заставил его чуть вздрогнуть от неожиданности.
- Позвольте, я протру ваш стол?
Граф поднял голову, окидывая взглядом возникшего рядом с ним официанта. То был юноша весьма недурной наружности, с чуть вьющимися волосами до шеи удивительно синеватого оттенка, и с бездонными синими глазами. Одежда на нем была проста и неопрятна - простецкая рубаха, расстегнутая на три верхние пуговицы, обнажая кусочек белой кожи, чуть помятые штаны, небрежно сидевшие на парне. Словом, в нем не было ничего изысканного и напыщенного - но именно это, пожалуй, и привлекало. Цепляло взгляд. Камуи, к его собственной досаде, не стал исключением. Мальчишка, на вид такой же дружелюбный и невинный, как и та девушка, притягивал к себе, заставляя хотеть. Желать быть первым и разбить эту невинность в осколки, раскрошить, расстворить без следа. Не то, что бы молодой граф тянул к себе в постель юношей - бывало, он позволял некоторым ласкать себя, лишь для собственной разрядки - но никогда не имел никого из них, и, что уж тем более, не позволял иметь себя. Это было что-то вроде принципа. Но этого официанта хотелось именно поиметь. Грубо, ненасытно, до криков и мольб о прекращении.
Похоже, ему еще предстоит подумать над тем, кто же разделит с ним сегодня его комнату. И, для начала, второй бокал вина.
Гакупо кивнул, чуть отодвигаясь, продолжая осматривать парня оценивающим взглядом. Фигура не мускулиста, но и не костлявая, что было в плюс. Кожа бледная, но приятного естественного оттенка, а не того мертвецкого, какой бывает, когда дама перемудрит с макияжем. Такую бледноту Камуи ненавидел. Но эта - естественная - заставляла желать юношу еще больше.
Парень наклонился, тряпкой проводя по деревянной поверхности стола, и граф невольно залюбовался изгибом его шеи, жадным взглядом проводя по ключицам, лицу, губам. И тотчас отвел взор, опасаясь, что юноша заметит столь откровенное изучение его персоны. Тогда всё может провалиться, ведь граф еще не знал, как тот относится к... совместным ночам с представителем его же пола. Насиловать молодого человека в его планы не входило.
- Как твое имя? - поинтересовался Камуи, решив не церемониться с "выканьем", тем более со слугой. Тем более с тем, кого собирается уложить под себя.
Юноша поднял удивленный взгляд, оторвавшись от своей работы.
- Кайто, господин, - наконец улыбнулся тот, наклоняясь чуть ближе и протирая часть стола, ближнюю к графу. Тот задумчиво пронаблюдал за движениями его руки, вспомнив, что и этого паренька не заметил здесь в прошлый раз.
- Ты давно тут работаешь?
- Три дня как устроился, господин, - дружелюбно ответил тот, снова проводя тряпкой по и без того начищенной поверхности стола.
Три дня...
- Ты случайно не вместе с той очаровательной особой? - спросил Гакупо, кивая в сторону кухни, где не так давно скрылась девушка.
- Вы знаете Мику? - с изумлением спросил парень, закончив работу. - Ах да, припоминаю... она подходила к вам. Я её брат, - и снова улыбнулся.
- Вот как... - медленно проговорил Камуи, чуть прищурившись. Какая прелесть - брат и сестра, и оба безумно хороши. Обоих бы в его поместье... Впрочем, может, они и сами не будут против уйти с ним. Семья, судя по всему, небогатая.
Молодой граф снова поднял взгляд на юношу, и встретился с дружелюбной и совершенно обезоруживающей улыбкой на губах. И, наконец, решил - сегодня девушек не будет. Нужно же, в конце концов, хоть какое-то разнообразие.
- Когда ты заканчиваешь свою работу, Кайто? - задал вопрос Гакупо, когда парень засобирался уйти.
- Э... - тот удивленно моргнул, затем приложил палец к нижней губе, задумавшись, заставив молодого графа чуть ли не застонать - слишком откровенным показался ему этот невинный жест. - В принципе, всю основную работу я сделал, думаю, через полчаса буду свободен. А что? - сразу же чуть настороженно спросил он, бесстыдно уставившись на Камуи. Вот чертенок. От такого взгляда стало немного жарко.
- Не разделишь ли со мной вино, когда закончишь? Пить в одиночестве мне как-то не хочется, - к своим словами Гакупо добавил грустный вздох, и чуть прикрыл глаза, словно отдаваясь мимолетной тоске - актером он был великолепным. И юноша, судя по всему, поверил, потому как понимающе улыбнулся:
- Вот как! Почту за честь выпить с вами. Но только сначала я закончу со столами, а то наша тетка меня прибьет, - подмигнув графу, словно сообщнику, тот упорхнул к следующим столам. Видимо, в нем напрочь отсутствовала та стыдливость, что была присуща его сестре - но это, пожалуй, было лишь большим плюсом. Да, ночка будет еще та... но сначала до нее надо бы дожить.
Ждать пришлось недолго - вскоре перед ним снова возник синеволосый юноша, который с усталым вздохом опустился рядом с ним на диванчик.
- Жуть, тетка явно в плохом настроении... Ваше предложение еще в силе? - и снова улыбнулся, так же обезоруживающе. Очаровательно.
- Конечно. Могу я только попросить тебя обращаться ко мне на "ты"? Устал от этой излишней вежливости.
- Как скажешь, - легко согласился парень, и, проведя рукой по волосам, ойкнул, явно что-то вспомнив, - Кстати! Сестра просила передать вам, ой, то есть, тебе, что не сможет принять твое приглашение. Меня тетка еще помиловала, а вот ее загрузила по полной - за одну случайно разбитую чашку...
Вот проблема окончательно и разрешилась.
- Что ж, - Гакупо взял свой бокал и слегка отсалютовал им, пресекая готовый вырваться у юноши вопрос, - Я рад, что ты согласился разделить со мной мое одиночество. Давай же выпьем за что-нибудь. Твои предложения?
- Ну, не знаю даже... За дружбу? - предположил Кайто, беря свой бокал и задумчиво вертя его в руках.
- Неплохо для начала, - одобрил молодой граф, - Ну что ж, за дружбу! - и, улыбнувшись привычной полуулыбкой, сделал небольшой глоток. Юноша последовал его примеру.
- Теперь ты предлагаешь, - сказал Кайто, слизнув капельку с губ. Взгляд невольно проследил за этим движением. Черт, как же жаль, что нельзя отправиться в комнату прямо сейчас, и там приступить непосредственно к делу.
- Хм... предлагаю тост за любовь.
- Даже так? - Кайто игриво улыбнулся, и на мгновение графу показалось, что тот в курсе всех его планов на вечер и ночь. - Хорошо, я согласен. Прекрасное предложение, - и, чуть кивнув, сделал еще один глоток вина.
Дальше завязалась неторопливая беседа. Юноша оказался довольно приятным собеседником. Он рассказал графу немного о своей семье, благодаря чему тот выяснил, что брат и сестра были отправлены родителями - обедневшими крестьянинами - к тетушке, которая могла обеспечить им чуть более обеспеченную жизнь. Делать было нечего, ибо воле отца перечить бесполезно. Кайто признал, что, хоть тетя и заваливает их работой по самое горло, работать тут интересно, так как порой в трактир заглядывают весьма интересные личности. А наблюдать за другими людьми ему нравилось с детства.
Параллельно с этим синеволосый осторожно задавал Камуи вопросы о его жизни. Разум, порядком ослабленный ударившим в голову вином, уже не искал в этом подвоха, и Гакупо без сомнений отвечал на вопросы юноши, даже самые откровенные. Таким образом, Кайто узнал о статусе графа и его положении среди господ, а так же и о его безмерном "интересе" по отношению к дамам.
Молодой граф чуть откинулся назад, опираясь спиной о спинку дивана. Взгляд упал на стоящие неподалеку часы - время близилось к полночи. Неплохо бы уже затянуть мальчика в комнату, а остальное - уже дело десятое.
- Послушай, Кайто...
- Да?
- В такое время и в таком состоянии будет неразумно мне отправиться домой. У вас есть свободные комнаты в наличии?
- Для такой персоны как ты - уж точно найдется, - ухмыльнулся тот. На мгновение что-то в голосе синеволосого насторожило графа, но тот сразу же позабыл об этом.
- Отлично. Не мог бы ты... дать мне комнату на ночь и отвести туда?
- Конечно. Время-то действительно уже позднее, - кивнув, юноша поднялся, тоже оглянувшись на часы, и выжидающе посмотрел на молодого графа. Тот мгновенно смекнул, что парень ждет его, но не спешил подниматься. Изобразив попытку встать, Камуи покачнулся и снова опустился на стул.
- Ох... кажется, я немного перебрал.
- От одного бокала? - Кайто выгнул бровь.
- Это вино слишком сильно на меня действует. К тому же, я выпил все, а ты так и недопил свое вино, - извернулся Гакупо.
- Ах, вот как... действительно, оно действует неслабо, а тем более на меня, очень редко пьющего. Может, это и не заметно, но даже я сейчас пьян, - он улыбнулся. И протянул руку графу, - Давай, помогу.
Этого он и ждал. Довольно усмехнувшись про себя, Камуи принял руку, поднимаясь и опираясь на нее, сжимая в своей ладони, для правдоподобности снова покачнувшись.
- Благодарю.
- Мда-а, похоже, ты и правда немножко перебрал. Опирайся на мое плечо, я доведу до твоей комнаты, - услужливо предложил Кайто, направляясь к лестнице, ведущей к гостевым комнатам. Гакупо не преминул воспользоваться данным предложением. Для удобства он положил руку на плечо юноши, в то время как его ладонь находилась на талии графа. Вроде бы ничего двусмысленного, но Камуи мысленно находился в предвкушении.
Пора было начинать.
Как только закрылась дверь в комнату, граф прижал юношу к стене, опуская руки на его талию и ниже, сжимая бедра. Раздался удивленный вздох, и Камуи, хмыкнув, провел губами по шее, прикусывая белоснежную кожу, оставляя на ней красноватые засосы. Знаки того, что этой ночью он принадлежит лишь ему. Эта власть опьяняла.
Юноша первые секунды стоял неподвижно, никак не реагируя, но затем, неожиданно хмыкнув, положил руки на плечи Гакупо, притягивая ближе к себе и чуть откидывая голову назад, подставляя шею. Это оказалось приятной неожиданностью. Значит, он знал и изначально не был против?
Не желая терять времени, Камуи сдернул с него рубашку, проводя руками по груди и забираясь кончиками пальцев под ткань штанов. Одновременно с этим он внимательно наблюдал за лицом парня, подмечая все изменения: сбившееся дыхание, закушенная губа, затуманенные глаза. Не в силах больше сдерживаться, Камуи резко толкнул юношу на кровать, стягивая с себя одежду и нависая над ним.
Эта ночь была жаркой, полной страстных вздохов и протяжных стонов удовольствия. Граф с жадным интересом рьяно изучал гибкое тело, с необьяснимым трепетом касаясь бледной кожи, лаская, и заводясь сильнее от каждого рваного вздоха, вырывавшегося из его груди от прикосновений. Близость и жар такого тела сводила с ума. Гакупо впился в его губы страстным поцелуем, прикусывая их до крови, ловя очередной рваный стон, изучая языком рот и не позволяя перехватить инициативу.
Всё это было в новизну. Но яркость новых ощущений заставляло задыхаться от ненасытного желания обладать, сделать своим, услышать его крики, сладкие стоны, свое имя в момент экстаза. Это желание распаляло пожар внутри него, так, что сдерживаться не было сил.
Почти без подготовки, он вошел в него, сразу же начиная двигаться, грубо, вбивая юношу в кровать, полностью отдаваясь нахлынувшей буре, теряя остатки разума. Сквозь обьявшую его сладкую пелену тумана, нарушаемую лишь скрипом старой кровати и тяжелым дыханием обоих, он услышал ласкающие слух хриплые стоны, лишь приблизившие его к грани безумия. Воздух, казалось, потяжелел, а мир сузился до одной кровати.
Вскрик, яркая вспышка, на мгновение ослепившая их почти одновременно - и молодой граф бессильно повалился рядом со своим любовником, притягивая его к себе.
Ночь неумолимо заканчивалась.
Утром, проснувшись первым, Гакупо некоторое время лежал, наблюдая за мирно спавшим юношей, и думал. Мысли были самими разными, и никак не желали собраться в кучу. Некоторые из низ были, мягко говоря, странными. Тряхнув головой, граф усилием воли направил их в привычную для себя степь.
Да, мальчишка был хорош, ничего не сказать. Безумно хотелось забрать его себе, с собой, в свой личный гарем. Но Камуи почему-то сомневался.
Этот парень, без сомнения - его слабость. И, забрав его с собой, он уже не сможет бороться с ненасытным желанием снова обладать им. Такого не было даже с его личными служанками. Их Гакупо периодически имел от скуки. А он...
Это определенно ненормально. Это нужно искоренить. Нет, забирать его с собой не стоит.
Решение было принятно, и граф, быстро собравшись, покинул комнату. На секунду задержавшись, он усмехнулся мысли, посетившей его и, достав из кошелька серебряную монетку, небрежно бросил ее на столик рядом с кроватью.
Всё-таки этот юноша был слишком хорош.
Спустившись в зал, Камуи оплатил ночлег и приказал оседлать его коня. В ожидании исполнения приказа он стоял на крыльце, сложив руки на груди и без особого интереса осматривая окрестности.
- П-простите, господин... - знакомый нежный голосок отвлек его от внезапно охватившей меланхолии. Граф обернулся, к своему удовольствию обнаружив рядом с собой вчерашнюю официантку. Надо же, а он совсем о ней позабыл.
Коварная улыбка появилась на губах графа. Девчонка тоже необыкновенно хороша. Так же, как и ее братец. Наверняка и в постели такая же страстная. Это необходимо проверить.
- Я к вашим услугам, прекрасная леди, - чуть наклонившись, он осторожно взял ее ладонь и поцеловал, наблюдая за тотчас покрасневшей девушкой. Похоже, его чары подействовали даже слишком эффективно - она уже была влюблена по уши.
- Я хотела... спросить... вы уже уезжаете? - о боги, какой растроенный голосок!
- К сожалению, моя дорогая, дела не заставляют себя ждать. Я вынужден вас покинуть. Даже и не знаю, когда мне удасться в следующий раз посетить вас и иметь честь побыть с вами, о чем я так мечтал... - капелька трагизма в голосе, полуприкрытые глаза.
- Ох, мне тоже безумно жаль, господин... - девушка расстроенно опустила головку. Граф незаметно усмехнулся.
- Знаете... а не хотели бы вы поехать со мной?
- Что? - Мику ожила, поднимая на Камуи взволнованные глаза.
- Я с первого мгновения был очарован вами. Поэтому осмелюсь спросить - не сделаете ли вы меня счастливым, уехав со мной? Обещаю, я буду заботиться о вас, как ни о ком ранее.
Девушка, казалось, с трудом верила своим ушам. Очнувшись, она счастливо улыбнулась и кивнула.
Рыбка попала в цепи. Улыбаясь, граф взял девушку за руку и увел её за собой, добавляя в свой гарем новую пленницу его чар.
Не подозревая о тревожно колыхнувшихся внутри чувствах, которые хотели, кажется, не того. Или не ту?
Подобные мысли откидывались сразу.
Уже в тот же вечер новая диковинка улеглась под ним, вцепляясь в плечи и сладко постанывая. А уже после, закурив трубку, граф сел у окна и долго бездумно смотрел куда-то вдаль.
Хотелось не того.

За два месяца, казалось, молодой граф резко охладел к своим служанкам, которые так и ластились к нему, но без успеха. Лишь изредка, казалось, охваченный каким-то отчаянным порывом, он хватал одну из них, первую попавшуюся жертву, тащил к себе и имел. Грубо, а затем просто выгонял из своей комнаты, не обращая ни малейшего внимания на слезы и всхлипывания.
Раздражало. Они все раздражали. Раздражали его и какие-то изменения, произошедшие с ним. Всё - раздражало. Злило. Так, что хотелось рвать на себе волосы. Лишь бы избавиться от этой скверны.
Но чаще всего он срывался на Мику - и чаще всего имел ее. И еще чаще - гораздо грубее, чем остальных.
Два месяца жизни в поместье совершенно сломали когда-то жизнерадостную, открытую девушку. Огонь в глазах, что раньше привлекал, потух, она стала такой же покорной и равнодушной, как и все остальные пленницы. Как сломанная кукла. Со сломанной куклой играть уже неинтересно.
А граф все так же посещал балы, каждый раз заманивал к себе новую жертву, уединялся с ней на ночь и утром нещадно выгонял. Закрутился обыкновенный для него образ жизни - и это раздражало.
В тот вечер бал был отменен императрицей, из-за разразившейся грозы и ливня, мешавшей гостям добраться до замка. И потому Камуи изнывал от скуки, вынужденный торчать на месте. Хотя, надо было признать, на балу было ненамного лучше. Скучно.
- Камуи-сама? Вы чем-то встревожены? - подошла к нему одна из кукл, Лука - милая розоволосая девушка с весьма соблазнительными формами, к сожалению, как и остальные, уже потерявшая всякую прелесть и его интерес.
- Нет. Ступай, я хочу побыть один, - отмахнулся тот, и служанка, кивнув, поспешила покинуть гостиную. Гакупо вновь остался в одиночестве у камина, наблюдая за тем, как огонь жадно пожирал хворост, разрастаясь. Процесс захватывал. Недаром говорят, что на огонь можно смотреть вечно.
- Камуи-сама, - в зал заглянула одна из служанок, - Там на пороге заявилась какая-то дама. Просит вашего присутствия. - в ее голосе был заметен оттенок презрения и ревности.
- Сейчас подойду, - кивнул он, и сразу же направился ко входу в поместье. Гостья среди такой грозы снаружи? Интересно, интересно.
Вскоре перед его взором предстала весьма милая леди, с красивыми светлыми локонами, струившимися по плечам, тонкими губами и большими сапфировыми глазами. Синее платье, явно недешевое, сидело на ней идеально, но было мокрым от влаги. На волосы и плечи девушки была накинута небольшая шаль, тоже изрядно промокшая. Девушка едва заметно дрожала от холода и сжалась под его оценивающим взглядом.
- П-простите, господин... - заговорила она, подняв на него взор, и на мгновение в памяти графа проплыло что-то знакомое, узнаваемое, но тотчас исчезло, так же быстро. - Я... я не знаю, как сказать, но... я сбежала из дома, и попала под дождь... пожалуйста, позвольте мне остаться у вас, пока гроза не утихнет. Я заплачу, чем смогу, обещаю!
Какое недвусмысленное предложение. Гакупо выгнул бровь, тонко улыбнувшись.
- Всем, чем сможешь, не так ли? - ну что ж, вот и развлечение на ночь.
Девушка кивнула. Усмехнувшись, Камуи протянул ей руку и подозвал к себе, поманив пальцем. Она, улыбнувшись в ответ, сразу же приблизилась к нему, цепляясь пальчиками за ткань его одежды и прижимаясь всем телом. Граф положил руки на ее талию, чуть поморщившись от запаха сырости и влажной ткани платья. Однако это не было большой проблемой.
Незнакомка прижалась ближе, положив руки на его грудь, отчего внутри Камуи всколыхнулась волна желания. Пожалуй, не стоит медлить с ее оплатой.
- Как тебя... - начал он, и резко осекся от внезапно пронзившей грудь острой боли.
Девушка отстранилась, чуть улыбнувшись - в тонких пальцах она держала небольшой кинжал, окропленный его кровью.
Взгляд упал вниз - на его груди сияла рана, от которой расплывалось пятно крови. Замерев от ужаса, он снова поднял ошарашенный взгляд на... девушку?
- Т-ты?..
Красивые светлые локоны, теперь ставшие ненужными, повисли в руке убийцы. Парик.
Перед ним, мрачно улыбаясь, стоял до боли знакомый синеволосый парень.
- Приятно вновь встретиться с вами, господин. Я долго вас искал, - в глазах, вопреки нарочито веселому голосу, не было ни капли радости - лишь странная опустошенная обреченность.
Он вдруг перестал чувствовать боль. Странная тревога, что жила в его душе все это время, теперь встрепенулась, стоило ему снова увидеть эти черты лица. И глаза.
- Зачем...
- Ты убил мою сестру, - резко прервал его Кайто. Взгляд стал озлобленным, - Она была такой жизнерадостной. Полной надежд. Она могла выйти замуж за моего друга - они были бы счастливы. Но ты сломал ее. Убил ее душу. Нашу душу.
Гакупо хотел сказать еще что-то, но не смог - внезапно обессилев, он рухнул на пол, рукой безуспешно пытаясь закрыть рану на груди, из которой потоком хлестала кровь.
- Идите. Теперь вы свободны, - услышал он голос Кайто, и последовавшие за этим поспешные шаги, покидающие поместье.
Он приподнял голову, наблюдая, как его куклы покидают тюрьму, не оглядываясь на бывшего господина. Наблюдал со странной отстраненностью, не осознавая происходящее до конца.
Всё, что имел, он потерял в один миг.
Внезапно стало тихо. Резко. Все ушли.
Кроме одного.
- Жаль, что всё так получилось... - прозвучал тихий голос Кайто, словно извиняясь. А Гакупо почувствовал, как у него темнеет в глазах.
"Нет".
- Не уходи, - с отчаянием прошептал он, подняв дрожащую от бессилия руку в попытке безуспешно ухватиться за него.
- Ты ведь ушел, - шепот, полный боли и такого же отчаяния.
- Не оставляй меня... - в глазах темнело, а в ушах - звенящий шум.
- Ты оставил. - как беспощадный приговор.
- Н-но... - граф из последних сил поднял голову, встречаясь с синими глазами.
- Прощай, Камуи Гакупо. - юноша развернулся и направился к воротам.
- Подожди...
Взгляд, брошенный через плечо - в глазах синеволосого сверкали слезы.
Сознание снова помутнело, и была слышна лишь давящая тишина, а затем - тихий стук каблуков о гранитный пол. И все стихло.
- Я... так и не сказал... - опустив голову, прошептал молодой граф, сжимая руки. Позволяя темноте окутать его.
-...что любил... тебя.
Ответом была яркая вспышка молнии, осветившая пустое поместье.

URL записи