• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Цитаты (список заголовков)
16:54 

Инкуб и Суккуб

Любовь-это готовность стареть с другим человеком.

Инкубус, инкуб (от лат.: incubare — "возлежать";)

"Согласно учению отцов церкви, инкубус был ангелом, попавшим в немилость из-за своего неудовлетворяемого влечения к женщинам. Став демоном, он продолжал потакать своим плотским страстям, нападал на уязвимых женщин, насиловал их во сне или же провоцировал в них такое сексуальное желание, которое мог удовлетворить лишь инкубус (по-другому известный как дьявольский любовник). Согласно общему мнению, демоны-духи не имеют своего тела, поэтому считалось, что инкубус либо материализовался в теле покойника, либо использовал человеческое мясо, чтобы сотворить из него собственное тело, в которое он затем вдыхал искусственную жизнь. Особенно яростные и хитрые демоны могли приходить, воплощаясь в тела реальных живых людей — мужа, соседа или симпатичного молодого конюха. Одна средневековая монашка сообщила, что подверглась сексуальному насилию со стороны местного прелата — епископа Сильвана, но последний заявил в свою защиту, что им в тот момент овладел демон. Монастырский совет поверил священнослужителю. Но как может женщина быть уверена в том, кто ее любовник? Существует несколько признаков, отличающих демонов от людей. Если в постель к женщине проник инкубус, то все остальные в доме погрузятся в глубокий сон, даже спящий рядом муж. Другие признаки еще более очевидны: инкубус часто оказывается отвратительным любовником, а его половой орган кажется железным. Он настолько велик, что причиняет боль и от него веет ледяным холодом. Иногда половой орган инкубуса может иметь рожки. Случалось, что от таких нечестивых связей оставалось потомство. Все дети, рождавшиеся с отклонениями, сразу же попадали под подозрение. На близнецов также смотрели косо. Считалось, что маг Мерлин был как раз плодом такого совокупления. Средневековые документы пестрят записями о рождении полулюдей-полузверей якобы от инкубуса. Но несмотря на повышенное внимание к этому типу демонов, видимо, так никогда и не было придумано никакого определенного способа защиты от них. Иногда помогали молитвы, иногда экзорцизм или благословение, но очень часто даже эти попытки оказывались бесполезны. По словам жившего в XVII веке монаха ордена францисканцев и автора "Demoniality" Людовико Синистрари, "инкубусы не подчиняются экзорцистам, не боятся заклинаний, изгоняющих их, не преклоняются перед святынями, ни в коей мере не испытывают перед ними страха... Иногда они даже смеются над экзорцистами и сами нападают на них и рвут священные одеяния". А если инкубуса сильно рассердят, то он может ответить с двойной яростью и нанести еще больше увечий. Когда Синистрари сам попробовал освободить одну почтенную даму от навязчивого инкубуса, демон собрал огромное количество черепицы для покрытия крыш и выстроил стену вокруг кровати женщины. "И когда стена была готова, то оказалась такой высокой, — сообщает Синистрари, — что супругам невозможно было выбраться из постели без лестницы"." (41)

"О том, насколько серьезной считалась эта проблема, красноречиво свидетельствует тот факт, что папа Инокентий VIII в 1484 году издал буллу (постановление, указ), посвященную животрепещущей теме инкубусов. И как же ей не быть животрепещущей! Ведь эти проклятые богом существа так и норовили, улучив удобную минуту, пристроиться к невинным добропорядочным женщинам, проявляя особое нахальство при обращении с монахинями. Тем просто спасу не было от нечистых. Бедняжкам приходилось постоянно стоять на страже своей непорочности, отгоняя молитвой и крестным знамением непрошенные видения...

Бывало, что "невестам Христовым" грезилось нечто... И тогда случалось непоправимое. Как с той монахиней, что не устояв перед искушением, зачала от инкубуса ребенка, выросшего в чародея Мерлина. Инкубусы проявляли в интимных делах столь завидную энергию, что на свет появлялись целые народы. Например, гунны...

В одной из историй, о которой — правда, с изрядной долей скептицизма — сообщает Рейдженальд Скот, автор вышедшей в 1854 году книги "Открытие колдовства", приводится свидетельство изворотливости инкубусов, способных дискредитировать самых высокочтимых лиц. Некий инкубус решительно атаковал даму... Та громко закричала. На помощь кинулась группа бравых мужчин. Из-под кровати был извлечен доподленный инкубус, принявший для отвода глаз облик епископа Сальваниуса...

... знатоки англо-саксонской медицины рекомендовали всем добропорядочным матронам довольно надежное срество от инкубусов. Согласно рекламе тех времен, это был бальзам, который следовало использовать при посещении "ночного домового". Рецепт данного бальзама не слишком мудрен: ...возьмите полыть, люпин, белену, чеснок, дикую вишню, фенхель или сладкий чеснок, ...овечий хмель и язык гадюки", ..."заячье" и "епискобское" снадобье. Поместите все этов сосуд. Поставьте сосуд под алтарь и отслужите над ним девять месс. Если же какой-нибудь инкубус отважится переступить порог вашей спальни, ...окуните пальцы в бальзам, мажьте им лоб, глаза искусителя и обязательно самые чувствительные места его тела... После всего этого останется только окурить инкубуса ладаном и многократно его перекрестить."

Сухубус, сухуб, суккуб, суккубус (от лат.: succubare — "лежать под чем(кем)-либо";)

"Она способна превращаться в любую женщину по своему желанию; хуже того: она может внушить любому мужчине, что она — его любимая..."

"Она слишком быстра, чтобы изловить ее..."

"Полтергейст"

"Инкубус был не единственным демоном, использовавшим секс в качестве оружия. У него был двойник в женском обличий — суккубус. Средневековые теологи считали, что число инкубусов было в десять раз больше чем суккубусов, но "леди" компенсировали свою малочисленность угрозами. Обольстительные и настойчивые, они использовали свои сильнодействующие чары, чтобы соблазнять мужчин и вести их к вечному проклятию. Френсис Баррет, написавший в 1801 г. книгу "Маг, или небесный посланец" ("The Magus, or Celestial Intelligencer";), считал, что "суккубусы" — классические лесные нимфы или их потомки: "И фавны, и лесные нимфы превосходили по красоте всех остальных (духов), потом они сами выращивали своих отпрысков и, наконец, те вступали в связь с людьми под тем предлогом, что через эти сношения люди обретут бессмертие души и сделают бессмертными своих детей". Другими словами, совокупляясь с людьми, нимфы пытались хоть чуть-чуть приблизиться к человеку. Однако взамен обещанного бессмертия люди губили свои души, обрекая их из-за таких богопротивных отношений на муки и проклятие. Особенно суккубусы охотились за святыми: св.Антоний из Египта, первый христианский монах, ночью был атакован суккубусом, "навевающим ему грешные думы" и "имитирующим все женские жесты". Его ученик св.Хилари сообщает, что был "окружен обнаженными женщинами". Когда к св.Ипполиту, умершему в 236 г., подошла нагая женщина, он набросил на нее свою ризу, после чего она моментально превратилась в труп. (Это то, чем она собственно и была до того, как Сатана заставил ее снова ходить.) А вот еще один печальный случай, рассказанный епископом Ермолаем из Вероны: один отшельник был столь сильно обуреваем страстью к прекрасному суккубусу, что совокуплялся с демоном снова и снова, а через месяц умер от изнурения." (41)

"Не ослабевал окаянный диавол, ночью пpинимал на себя женский обpаз, во всем подpажал женщине, только бы обольстить Антония; Антоний же, помышляя о Хpисте и высоко ценя даpованное Им благоpодство и pазумность души, угашал угль сего обольщения. Вpаг снова пpедставлял ему пpиятность удовольствий, а он, уподобляясь гневающемуся и оскоpбленному, пpиводил себе на мысль огненное пpещение и мучительного чеpвя и, пpотивопоставляя это искушению, оставался невpедимым"

"И поелику низложен был этот коваpный, то, как бы изъявляя покоpность, не нападает уже помыслами, но говоpит человеческим голосом: "Многих обольстил я и еще большее число низложил, но, в числе многих напав тепеpь на тебя и на тpуды твои, изнемог". Потом, когда Антоний спpосил: "Кто же ты, обpащавшийся ко мне с такою pечью?" - тот, не таясь нимало, отвечал жалобным голосом: "Я - дpуг блуда, обязан уловлять юных в блуд, пpоизводить в них блудные pазжжения и называюсь духом блуда. Многих, желавших жить целомудpенно, обольстил я; великое число воздеpжных довел до падения своими pазжжениями. За меня и Пpоpок укоpяет падших, говоpя: духом блужения пpельстишася (Ос. 4, 12), потому что я был виновником их пpеткновения. Многокpатно смущал я и тебя, но всякий pаз был низложен тобою"."

Житие Преподобного отца нашего Антония (142)

"Суккубы, досаждавшие святым и отшельникам, но более всего молодым монахам, о чьем мучительном полнокровии выразительно повествуют "Письма темных людей", были по сути своей, разжалованными в ранг демонов, сиренами, наядами, пери и даже языческими богинями."


@темы: любовь, цитаты

16:17 

На новых дорогах жизни

Любовь-это готовность стареть с другим человеком.
У алтаря торжественная церемония, исполняется чья-то мечта. В белом платье, в белой вуали, с учащенным биением сердца, со слезами на глазах, под пение церковного хора и звуки органа. Тем временем через ряды скамей в центральной части нефа перекатывается цунами других мечтаний. Еще не исполнившихся…

Во втором ряду сидит Карла. Она двадцать лет замужем за человеком, которого уже десять лет как разлюбила. Частенько ей не хватает воздуха, когда она сидит с ним рядом дома, в тесной комнате на диване. Ночью Карла часто подсаживается к кроваткам дочек и вглядывается в их лица. Она считает, что надо отказаться от любви ради того, чтобы дети имели обоих родителей. И решила терпеть, пока младшей не исполнится шестнадцать.

За Карлой сидят Иоахим и Ева. Они в браке двенадцать лет. Бездетны. Спят друг с другом, только когда Иоахим пьян. Пьет Иоахим редко, так как его отец был алкоголиком, и он боится наследственности. Больше всего их объединяет страсть к лыжам и то, что оба любят спать с открытым окном. Даже зимой. Ева полагает, что не найдет никого лучше, хотя это вовсе не значит, будто Иоахим лучше всех. Она не изменяет ему только потому, что не хочет, чтобы он изменил ей. Иоахим так не считает, и его изменам несть числа.

В четвертом ряду дремлет Михаэль. Четвертый год он «пристегнут» к своей подружке Бьянке. Видится с ней раза два в неделю. Они редко ссорятся, у них «активный» секс, отдельное жилье и совершенно разные взгляды на брак. Михаэль раз в год повторяет Бьянке, что не вполне уверен в том, сильно ли ее любит. И вообще никогда не говорит, что просто любит. Дети для Михаэля не имеют значения, о чем Бьянка узнала в свой тридцать шестой день рождения. Бьянка терпелива и не протестует. Она надеется, что однажды Михаэль повзрослеет и что этот день наступит уже скоро. Михаэлю в этом году исполнится сорок восемь.

В том же четвертом ряду, но у противоположного конца скамьи, сидит Кристина. Она изменяет своему мужу по убеждению, так как не может отказаться ни от «опьянения страстью», ни от покоя, которое дает постоянный союз. Муж Кристины ничего об этом не знает. Возможно, он тоже ей изменяет. И она тоже ничего об этом не знает и не хочет знать.

В двадцатом ряду сидят Мартин и Сусанна. Они знакомы уже двадцать лет, женаты — пятнадцать. У них двое детей, своя четырехкомнатная квартира в центре Гамбурга и секс два раза в неделю. Они хранят друг другу верность, никогда не ссорятся, все проблемы решают спокойно и сообща. Оба считают, что общение — самое важное и именно оно объединяет людей. Сусанна всегда чувствует воодушевление, когда вывешивает в сушилке выстиранные вещи Мартина. Это образцовая пара, но истинными их отношения не назовешь.

Церковь, в которой исполняется чья-то мечта, очень маленькая. В ней всего десять рядов скамей…

В десятом ряду сижу я. Меня зовут Сильвия, я сижу возле своего мужа Петра. Через минуту, когда невеста произнесет дрожащим голосом «да» и расплачется, грянет орган, все умилятся, а я перестану смотреть перед собой и машинально протяну ладонь к сплетенным пальцам мужа, который сидит рядом и скучает или проверяет мобильный, вибрирующий в кармане его пиджака. Я сделаю это вовсе не потому, что меня охватила нежность или что-то в этом роде. Вовсе нет! Просто так я смогу убедиться, что не протягиваю ладонь в пустоту. И когда услышу это «да», особенно сильно сожму руку мужа. Он притронется к моей ладони так, словно здоровается с бухгалтершей, дотошно проверяющей его отчет о командировке, и через минуту отпустит. Потом вытащит ключи от своей «тойоты» и начнет чистить ими ногти. И тогда у меня в очередной раз появится желание его убить.

Но это будет лишь неконтролируемый рефлекс. Такой же, как неловкая встреча наших ладоней минуту назад. Ведь тогда я осталась бы одна. Иногда я задумываюсь, не об этом ли мечтаю? Может, я все еще с ним только потому, что мне не хватает смелости? Может, перспектива остаться одной куда более привлекательна, нежели мужчина, который восьмой год подряд в годовщину свадьбы приносит мне билеты в кино и уже четвертый год приходит домой слишком поздно, объясняя это сверхурочной работой? Может, права та женщина с тонкими губами, свидетельница со стороны невесты? Она решилась и ушла от мужа. С двумя детьми. На ее лице — тревожная улыбка. Но непохоже, чтобы она была в отчаянии или печали. Совсем наоборот. Это, должно быть, фасад. Да, наверняка лишь фасад. Она в этом разбирается. Она специалист по фасадам.

Невеста тем временем осуществила свою мечту. Карла пробралась к ней с поздравлениями и старательно улыбается. Правда, забыла пожелать что-либо жениху. Возможно, по рассеянности. А может, и нет…
("Сцены из жизни за стеной"Януш Леон Вишневский)

@темы: чувства, цитаты

Дневник Яойной Сволочи

главная